(495) 666-26-26

Франчайзинг становится одним из наиболее выгодных форматов для инвестиций в кризисное время

Розничный рынок франшиз, по данным Российской ассоциации франчайзинга, вырос в 2015 году на 15%, несмотря на кризис. Малый бизнес стал активнее покупать франшизы. Эксперты называют несколько основных причин такого интереса к этому рынку.

 

Иностранные бренды как могут снижают цены на франшизу, чтобы привлечь российских предпринимателей. Но не менее интересны для бизнесменов российские торговые марки.

От сокращений к росту

Во–первых, как замечает Николай Журавлев, гендиректор консалтингового агентства "Мастерпланс", из–за массовых сокращений без работы осталось много людей с неплохим образованием и ранее имевших приличные зарплаты, а значит, и накопления для старта бизнеса. При этом рисковать деньгами при сложной экономической ситуации люди не стремятся и поэтому выбирают надежную форму бизнеса — франчайзинг.

Второй немаловажный фактор роста отмечают в компании "Г. М. Р. Планета Гостеприимства": в 2015 году закрылось много малых локальных фирм, и торговые центры сами начали искать потенциальных франчайзи для крупных сетей и даже открывать собственные точки по франшизе. Владелец сети киосков с мороженым Gelateria Рlombir Евгений Драй добавляет, что в кризис рост его компании заметно ускорился — спрос на франшизу вырос в 2–3 раза. "Дело еще и в том, что такой формат, в отличие, например, от собственного ресторана, позволяет открыть свое дело и обеспечить заработок с минимальными вложениями — имея 300–400 тыс. рублей, об уникальном бизнесе говорить рано", — поясняет предприниматель.

При этом данный рынок реагирует на изменения курса рубля не менее чувствительно, чем остальные b2c–рынки, и испытывает все те же удары: удорожание импортных брендов и материалов, снижение платежеспособности покупателей. В итоге иностранные компании, с которыми рассчитываются в долларах или евро, вынуждены идти на уступки своим партнерам и либо снижать паушальный взнос (одноразовый платеж) и роялти, либо фиксировать курс валют. То есть и в том и в другом случае терять в прибыли. Рассчитывают они при этом на то, что после кризиса рынок начнет расти, и сейчас главное — на нем удержаться, не растерять текущих партнеров, а по возможности найти новых.

Соревнования в дешевизне

К примеру, в "Баскин Роббинс" до кризиса паушальный взнос для новых франчайзи составлял $15 тыс., то есть более 1,1 млн рублей при текущем курсе. "В рамках антикризисных мероприятий в 2015 году мы сохранили для партнеров отпускные цены на мороженое, а также в прошлом году приняли решение о снижении паушального взноса в 3 раза", — говорит представитель "Баскин Роббинс" Михаил Файнберг. Он добавляет, что недавно компания решила временно совсем отменить паушальные взносы, рассчитывая, что это поможет привлечь новых партнеров и таким образом пережить трудное время.

Subway Russia объявила, что еще как минимум до конца I квартала 2016 года будет продавать в России франшизу по сниженной на 37,5% цене. Такая акция действует уже почти год, и за это время, по оценке участников рынка, компания потеряла несколько десятков миллионов рублей прибыли.

Неавторизованно малые предприниматели — владельцы ресторанов Subway в Петербурге рассказывают, что жить им все равно стало гораздо тяжелее, чем до кризиса: возросли затраты на ведение бизнеса, при этом спрос и средний чек снизились.

Максим Макшанов, генеральный директор ООО "Кофе Сэт" (Coffeeshop Company), рассказывает, что европейские франчайзи действительно стали зарабатывать на российском рынке меньше: паушальные взносы платятся 1 раз, а роялти, в какой бы валюте они ни выплачивались, всегда привязаны к выручке, а она рассчитывается в рублях. "Но нельзя сказать, что российский рынок для иностранных фирм стал неинтересным: просто раньше он был суперприбыльным, показывал огромный рост, а сейчас наступил спад, — рассуждает он. — Спрос же на российские франшизы действительно повышается, но не только из–за курсов валют: просто на рынке появились интересные местные бренды".

Евгений Драй добавляет, что многие российские компании, начиная работу на рынке франчайзинга, изначально рассчитывали на средний и низкий ценовые сегменты. Они выходили на рынок, уже занятый известными иностранными фирмами, и, чтобы привлечь аудиторию, даже до кризиса делали ставку именно на низкие цены. "В итоге даже сейчас, при скидках 30–60%, которые делают зарубежные компании, местные франшизы остаются более дешевыми", — заключает он.

Пир во время кризиса

Объем петербургского рынка франчайзинга — около 38 млрд рублей. Крупнейшие участники рынка — X5 Retail Group, лабораторная служба "Хеликс", сети магазинов "Экспедиция", Columbia, сети общепита Subway, Coffeeshop Company, Burger King и другие. Всего в городе несколько тысяч точек франчайзинга, при этом потенциальную емкость рынка оценивают в 30–50 тыс. точек.

В середине 2000–х до 40% франчайзингового рынка занимал общепит, а также стабильную долю 7–10% — медцентры и лаборатории. Затем рынок постепенно насыщался, и по франшизе начали развиваться самые разные компании — от бизнесов по организации детских праздников до автомоек и агентств недвижимости. Сейчас, во время кризиса, наибольшим спросом снова пользуется общепит.

Ольга Киселева, руководитель сети фитнес-клубов World Gym в России рассказывает, что спрос на франшизы в сфере услуг, значительно не снизился. Но множество брендов в одежном ритейле, особенно в среднем ценовом сегмене, покинули Россию за последний год: их продажи упали на 35-45%. Ключевая проблема – значительное падение спроса и тотальное вымывание среднего сегмента в торговле, считает она, добавляя, что на этом фоне безусловно привлекательность бизнес-проектов в России для западных инвесторов снижается. "Мы как компания выступаем одновременно в 2х ролях: франчайзора и франчайзи, - рассказывает Ольга Киселева. - Относительно американских партнеров – мы франчайзи, относительно наших клубов в России  - франчайзор. Расчеты с головной компанией производятся в долларах. В России со своими субфранчайзи у нас рублевые взаимоотношения. В связи с падением курса национальной валюты мы попали в “вилку” между роялти и суброялти. Естественно, провели переговоры с головной компанией об установлении фиксированного курса. Нам это частично удалось. С 2016 года мы перевели расчеты с субфранчайзи в доллары, конечно, также частично зафикисировав курс. Весь этот переговорный процесс занял около года, что, конечно, привело к определенным финансовым потерям, но сейчас ситуация стабилизировалась".

По материалам: Деловой Петербург

 

К списку новостей